Людмила Игоревна Кожурина, учитель словесности в школе Dukley Academy

Из школы сразу на филфак, куда и хотела. Все получилось. С дипломом сразу в школу, хотя был вариант аспирантуры по русскому. Отпал он курьезно: я шла на встречу с руководителем по улице Большевистская и вдруг остановилась как вкопанная: почему не Большевицкая? Рыбак-рыбацкий, дурк-дурацкий, большевик – большевицкий... Гаджетов тогда не было и в помине, я вернулась домой и открыла словарь. Большевистский! Эх, подумала я, плохо у меня с русским, несмотря на пятерку в дипломе. Пойду-ка я в школу, может, выучу наконец.

В школе я задержалась на долгие годы, там всегда нескучно. За это время я собрала картотеку фраз из сочинений учеников - фраз или слов, написанных вопреки нормам литературного языка, но доставляющих удовольствие и заставляющих задуматься. Я увидела в них процесс возникновения речи, живой труд языка. И вот я их расклассифицировала в соответствии с приемами художественной выразительности и доказала, что ошибка – тот же прием, только неосознанный. И ничего с языком сделать нельзя, кроме как добавить, сократить, заменить или переставить – механизм ошибки тот же, что механизм приема художественной образности - нарушение нормального состояния языка. Я ввела это дело в научный обиход (защитила диссертацию). Так я стала кандидатом наук.

То есть получилась петля от науки к науке, а в школе я давала крюк. Но школа меня поменяла, и ни научная, ни вузовская жизнь не шли, было скучновато. Я металась между преподаванием, Академией образования, газетой «Первое сентября» - остановилась на последнем и провела счастливые годы в редакции лучшей педагогической газеты страны. Потом она закрылась.

Да, история летит к развязке. Снова пришла в школу, теперь уже в одну из лучших в Москве, на 10-й класс и выпустила в 11-м. Все получилось, высокие результаты. Но увидела, каким жестким стал стиль и ритм управления образованием в столице, а я совершенно не гожусь в солдаты. И вы застаете меня удаленным редактором издательства «Дрофа», которое недавно стало называться Корпорация «Российский учебник».

За сим – Людмила Кожурина

Made on
Tilda